Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате
ЗОО клуб Каталог Статьи Карта сайта Поиск О нас Контакт Аквариум TopTropicals.com

Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате

ЗОО клуб
Каталог
Статьи
Карта сайта
Поиск
О нас
Контакт
Аквариум
TopTropicals.com

Тропики /Статьи / Путешествия

Берлинская осень. Часть 2. Легенды большого города


Не забывайте кликнуть по фото для его увеличения

 

автор: Александра Бутова

 

Как любой старинный город, Берлин за все годы своего существования оброс всевозможными легендами. Но не буду углубляться в вековые дебри в поисках его историй, ужасных и романтичных, забытых и тех, которые все еще на слуху. Сегодня пришло время легенд более современных, и они относятся к только что минувшему ХХ веку.

Легенды ХХ века? Как ни странно, но и такие в Берлине есть. Еще более странным оказалось то, что когда я задумалась о том, что собираюсь рассказать, оказалось, что во всех историях, тем или иным образом, фигурирует доктор Йозеф Геббельс. Зловещая тень щуплого министра гитлеровской пропаганды как бы прошлась краешком по судьбе людей, мест и событий, ставших легендарными. Вот такая ирония судьбы.

Легенда первая. Кафе "Эйнштейн"

Изрядно устав от многоликой современной Потсдаммерплатц, мои мысли все чаще возвращались к образу чашечки хорошего кофе, которую можно выпить в спокойной уютной обстановке. Не в бистро или кафешке, где все быстро-быстренько-еще быстрее, не в вездесущем американском "Старбаке", который активно заполонил всю Европу, а так, чтобы можно было посидеть, не торопясь, маленькими глоточками пить густой ароматный кофе и даже позволить себе съесть небольшой сладкий "разврат" - вредный, конечно, но безумно вкусный..

И на ум тут же пришла идея: нужно набраться еще немного сил и дойти до знаменитого кафе "Эйнштейн"! На сегодняшний день кафе, носящих такое название в Берлине уже не одно. Расскажу о них.

На улице Курфюрстенштрассе (только не надо путать ее со знаменитым торговым променадом Курфюрстендам!), протянувшейся от самого центра Западного Берлина до Зоопарка, под номером 58 находится компактная городская вилла, в которой и расположено знаменитое кафе - самое первое, так сказать, оригинал.

Память о Блюменфельдах осталась навсегда

Хенни Портен

Этот дом был построен в 1878 году фабрикантом Густавом Россманном. Он представляет собой прекрасный образец модного в то время стиля нео-ренессанс.

Затем, в двадцатые годы ХХ века, дом перекупил банкир Георг Блюменфельд и поселился в нем с женой Люсией Маргарет. Позднее в нем было устроено закрытое казино и элитный клуб, в котором собирались сливки Веймарской Республики: аристократы, интеллектуалы, богачи, известные юристы и представители богемы.

После прихода к власти в 1933 году национал-социалистов, клуб был объявлен банкротом, а затем, вместе с другими ценностями, конфискован гитлеровцами у евреев Блюменфельдов. Блюменфельды собирались покинуть Германию, но не успели. Понимая, что конец его близок и ужасен, Георг Блюменфельд покончил собой. Через два года Люсия Маргарет последовала за мужем. Памятные плиты супругов можно увидеть у входа в кафе.

Кафе "Эйнштейн" на Курфюстштрассе 58

В захваченном особняке обосновались нацисты. Под видом какого-то делового агентства они открыли подпольное казино для высших чинов вермахта.

На верхнем этаже здания какое-то время жила звезда немецкого кино Хенни Портен. Белокурая немка, активно снимавшаяся сначала в немых, а затем и звуковых фильмах, представляла собой квинтэссенцию немецкой женственности, добросердечия и утонченного буржуазного шарма. Но!

Но она, чистокровная немка, была замужем за врачом, а затем кинопродюссером Вильгельмом Кауфманном, имевшим еврейские корни. Вот тут-то и произошел ее конфликт с Йозефом Геббельсом, министром пропаганды, курировавшим киноиндустрию. Хенни наотрез отказалась разводиться с мужем-евреем, которого очень любила. Последствия не замедлили себя ждать. Ее контракт на съемки в двенадцати фильмах был тут же расторгнут - еврейская жена не могла быть звездой серебрянного экрана! Когда актриса подала документы на выезд в США - ее приглашали в Голливуд - ей было категорически отказано в получении выездной визы. В то время нацисты еще считались с общественным мнением и не хотели создавать о себе в мире негативного впечатления. Хенни Портен осталась в третьем рейхе. Более того, после начала бомбардировок Германии союзническими войсками, она снялась в нескольких фильмах - Геббельс считал, что ее чистая спокойная красота оказывает благотворное воздействие на дух немецкого народа.

Впрочем, злые языки утверждают, что не только карьеру, но и жизнь мужа, а может быть даже и свою, Хенни удалось сохранить лишь потому, что она не отвергла уродливого всемогущего Геббельса в качестве любовника. Их свиданья проходили в том самом доме на Курфюстенштрассе. И это похоже на правду. Вот уж поистине Красавица и Чудовище!

Но карьера карьерой, а если бомбежка заставала ее с мужем на улице, они не имели право спуститься в бомбоубежище - евреям это было категорически запрещено, а спасаться без него Хенни не считала для себя возможным.

В центре - Вundesverdienstkreuz для женщин,
именно такую награду получила Хенни Портен

После окончания войны дела Хенни Портен складывались неважно. До 1947 года она жила в западногерманском городе Ратценбурге и работала на выезде в театрах Любека и Гамбурга. В кино снялась только один раз, в маленькой проходной роли, поэтому, когда ее пригласили на работу на киностудию DEFA, она с радостью согласилась. Пресса тут же окрестила ее дезертиром - ведь DEFA (бывшая UFA) находилась теперь в социалистической ГДР. В период до 1955 года актриса снялась на этой киностудии в нескольких фильмах, исполняя в них большие роли. Но это были ее последние фильмы.

По истечению контракта и возвращению в Ратценбург, супруги узнали, что из квартиры их выселили, а врачебная практика доктора Кауфманна, к которой он вернулся после войны, потеряна навсегда. На них напрочно навесили ярлык перебежчиков. Хенни попробовала обратиться к общественности через прессу, объясняя, что ей очень нужна была работа в кино, но понимания не нашла.

И тогда, в 1957 году, они вернулись в Берлин, теперь уже навсегда. Вскоре Вильгельм Кауфманн умер, а Хенни Портен, успев получить почетную награду Вundesverdienstkreuz - Крест за заслуги, умерла в 1960 году, пережив любимого мужа на всего один год.

Альберт Эйнштейн со своей скрипкой

Но вернемся в кафе. В 1978 году, к столетию со дня постройки особняка, в нем открылось настоящее венское кафе. На первом этаже посетители попадают в зал, стены которого обшиты дубовыми панелями; стильный интерьер с удобными стульями и кожаными диванами освещается мягким приглушенным светом. Строгие официанты в черных смокингах немного чопорны, но галантны. Над стойкой бара висит большой портрет Хенни Портен. В теплое время года в саду работает открытая терраса, освещаемая по вечерам свечами. Старожилы поговаривают, что в летние сумерки в саду иногда можно увидеть призрачный силуэт женщины - это фрау Блюменфельд пришла, чтобы срезать свежие цветы для букета..

Кафе носит имя родившегося в Германии великого Альберта Эйнштейна (Albert Einstein,1879–1955), физика, лауреата Нобелевской премии, который до Второй мировой войны жил несколько лет в Берлине. Выбор названия кафе в честь физико-математического гения должно было стать своего рода связующим звеном, соединяющим современность с берлинскими интеллектуальнно-артистическими салонами довоенных лет, в которых столичные художники и интеллектуалы собирались, чтобы обсудить передовые идеи, принципы экзистенциализма и минималистского искусства и прочие тонкие материи. Эйнштейн, который был с 1914 по 1932 год директором Института физики имени кайзера Вильгельма и профессором берлинского университета Александра Гумбольдта, и сам частенько посещал такие салоны

Альберт Эйнштейна был большим любителем музыки, он отлично играл на скрипке. Музыка занимала огромное место в жизни этого неординарного во всех смыслах человека. И хотя идея стать музыкантом его никогда не посещала, знаменитый профессор довольно часто играл в частных концертах и для друзей. Камерная музыка стала частью его общественной жизни а Берне, Цюрихе и Берлине, где он выступал в ансамбле не только с другим великим физиком, Максом Планком, отлично игравшим на виолончели, но и с профессиональными музыкантами.

В "Галерее у Эйнштейна" к чашечке
кофе всегда предложат что-нибудь
интеллектуальное
, например
фестиваль поэтического кин
о

 

Дама элегантного возраста и молоденькая
студентка - здесь вкусно и интересно всем

 

 

 

Сегодня кафе "Эйнштейн" стало популярным прибежищем не столько для для интеллектуальной элиты, хотя киношники и телевизионщики здесь бывают регулярно, но и для всех, кто хочет хоть на короткое время убежать от шума большого города, корпоративной коммерции, политики, общественных институций и получить в креативной беседе за чашечкой кофе свою маленькую порцию релакса.

Но увы! До этого "Эйнштейна" я так и не дошла - идти до него было довольно далеко, а я уже изрядно устала; зато другое кафе, интеллектуальное, носящее такое же название, было совсем рядом.

Примерно в 150 метрах от Браденбургских ворот, на солнечной стороне аллеи Унтер ден Линден, почти на самом углу со знаменитой Фридрихштрассе, на первом этаже большого дома находится кафе, которое называют: "Эйнштейн" на Унтер ден Линден.

Кроме огромного выбора напитков,
привезенных со всего белого света,
у "Эйнштена" есть и свой фирменный,
такого вы больше нигде не попрбуете!

Интерьер немного более демократичен,
чем в классическом "Эйнтштейне",
но тоже очень уютно

Его открыл в 1996 году Геральд Улиг-Ромеро - актер и писатель, продюсер и режиссер, фотограф и галерист. Этот многогранный талантливый человек написал 58 пьес для театра, соместно с Йоко Оно поставил спектакль "Нью-Йоркская история" на музыку Джона Леннона, был режиссером феерической подводной оперы "Рыбы и люди", которую осуществил в аквариуме Берлинского зоопарка.

Открывая кафе, он хотел сделать его местом встречи с искусством, открытым для всех. Как и все остальные неординарные задумки, эта у него тоже удалась. Здесь проходят регулярные встречи со знаменитыми писателями и артистами, проводят свои симпозиумы лауреаты Нобелевской премии, а с 2013 года при кафе начала работу "Галерея у Эйнштейна". В ней ежемесячно проходят международные художественные и фотографические выставки. И много-много еще чего интересного!

Но не только духовной пищей жив человек. Это кафе тоже отделано в традиционном венском стиле - только стены украшены портретами знаменитых киноартистов. В меню неизменно присутствует шницель по-венски, гуляш, клецки, несравненный венский яблочный штрудель. К венскому кофе-меланж можно заказать кусочек знаменитого венского шоколадного торта "Захер".

Ну, а помимо венских радостей, здесь, в принципе, есть все, чего душа пожелает: кухня предложит национальные блюда из разных стран, а выбор кофе, чая, алкогольных напитков и домашней выпечки просто поражает.

В общем, это было то самое место, куда так стремились моя душа и усталое тело.. Я пила кофе, ела штрудель, переглядывалась с портретами кинокрасавиц, и было мне здесь хорошо.


 

Легенда вторая. Марлен

Разглядывая за чашкой кофе портреты киноактрис, я задумалась о той, портрета которой здесь не было, но без которой невозможно представить себе Германию. Да, у них были сложные отношения - у Германии и актрисы, но и представить их друг без друга никак нельзя. И я начала вспоминать.

Мари-Магдалена Дитрих родилась в декабре 1901 года а Шёнеберге (сейчас это один из округов Большого Берлина, а тогда был небольшим городком, расположенным неподалеку от столицы) в семье полицейского офицера. Отец ушел из семьи, когда девочке было пять лет, и вскоре умер. Все забота о маленькой Мари и ее сестре, которая была на год старше, свалились на плечи их матери, Вильгельмины Элизабет Жозефины, имевшей за свой жесткий несгибаемый характер семейное прозвище Дракониха.

Этот железный характер позволил вдове достойно растить своих дочерей, привить им не только традиционные немецкие семейные ценности: умение готовить, шить красивую одежду, вести домашнее хозяйство и готовиться к воспитанию детей. Дракониха хотела, чтобы девочки учились музыке, говорили на иностранных языках, в общем, были всесторонне образованными личностями. Поэтому она даже позволила себе нанять для них гувенантку-француженку, учившую их французскому и английскому языкам и этикету.

У Мари-Магдалены, которую дома называли Леной, обнаружился хороший музыкальный слух, она с удовольствием училась играть на скрипке. В одиннадцать лет Лена, ненавидящая это сокращение, соединила оба своих имени в одно и велела называть ее Марлен - и никак иначе! Девочка явно унаследовала жесткий характер матери, который последствие весьма помогал ей в жизни. Она интересовалась театром и поэзией, делала большие успехи в игре на скрипке и мечтала играть в большом симфоническом оркестре. Ее детскими кумирами была француженка-гувернантка и звезда экрана Хенни Портен.

В 1916 году Дракониха вторично вышла замуж за героя войны Эдуарда фон Лоша, происходившего из старинной аристокрастической семьи. Официльно он не удочерял девочек, но последующий всемирно известный аристократизм и элегантность Марлен Дитрих довольно часто ошибочно приписывали ее дворянскому происхождению, передавшемуся ей якобы от Лоша. Но нет. Дракониха была родом из крепкой буржуазной семьи, которая владела часовой фабрикой и занималась торговлей, Эрих Отто Дитрих и вовсе не мог похваститься своим происхождением, а фон Лош был всего лишь отчимом. Так что, неординарность Марлен - просто непостижимая игра генов.

Леберштрассе 65, Шёнеберг, Берлин.
В этом доме родилась звезда эпохи

Берлинская гимназия Гете в наши дни

Закончив школу для девочек и гимназию Гете, семнадцатилетняя Марлен едет в Веймар для продолжения музыкального образования. Там она сразу вошла в круг молодой интеллигенции: архитекторов, художников, дизайнеров, музыкантов - ведь в Веймаре был действующий до сих пор архитектурно-художественный университет Баухаус, давший жизнь целому направлению в искусстве. Здесь были музыкальная школа и школа декоративно-прикладного искусства.

Марлен впитывала в себя лучшие образы немецкой культуры и была счастлива. Однако, в 1922 году ей пришлось вернуться в Берлин. Эдуард фон Лош умер - сказались ранения, полученные во время Первой мировой войны, и девушке нужно было зарабатывать деньги, чтобы помочь матери.

Первой работой Марлен Дитрих стал оркестр, который аккомпанировал в кинотеатрах во время показа немых фильмов и играл, развлекая публику между сеансами. Но эта работа продлилась всего четыре недели. Девушка повредила кисть правой руки, и на профессиональной игре на скрипке можно было поставить точку.

Однако, насмотревшись фильмов, Марлен решила, что она ничуть не хуже тех, кого показывают на экране. Она стала брать уроки пения и устроилась хористкой в берлинское кабаре. При прослушивании в театральной академии, которой руководил Макс Рейнхард, конкурс она не прошла, однако строгий директор взял честолюбивую, настойчивую и явно способную девушку на работу в свой театр, давал ей небольшие малозначительные роли.

В 1923 году Марлен сыграла свою первую крошечную роль в кино. В этом же году, во время кастинга на следующий фильм, Марлен Дитрих встретила кинопродюсера Рудольфа Зибера, за которого вскоре вышла замуж. Через год у нее родился единственный в жизни ребенок - дочь Мария. Вместе с мужем Марлен прожила всего пять лет. Затем супруги расстались, но не разводились, оставаясь в официальном браке всю жизнь. Последние годы жизни, вплоть до самой своей смерти в 1976 году, Зибер провел на калифорнийском ранчо.

После рождения дочери Марлен продолжила работу в театре и кино. Она исполняла самые разнообразные, но небольшие роли, от драматических до комических, а также участвовала в музыкальных постановках и ревю. В конце двадцатых годов она получила уже более значительные роли в трех фильмах подряд: Кафе "Электрик" (Café Elektric, 1927 год), Целую вашу ручку, мадам (Ich küsse Ihre Hand, Madame,1928 год ) и  Корабль потерянных людей (Das Schiff der verlorenen Menschen, 1929 год). Она наконец-то привлекла к себе желаемое внимание. Ее заметили.

В 1929 году в жизнь Марлен Дитрих вошел кинорежиссер Йозеф фон Штернберг (а точнее, Джозеф - так он стал называть себя на американский лад).

Марлен Дитрих с мужем

Марлен Дитрих в фильме "Голубой ангел"

Он предложил Марлен главную роль в звуковом фильме "Голубой ангел", сюжетной основой которого была новелла немецкого писателя Генриха Манна. Режиссер увидел в красивой молодой блондинке не только талант, он увидел все то, что отличало ее от всех остальных актрис того времени: железную волю, трудолюбие, скрытую под внешней холодностью чувственность на грани эротизма и, какое-то, почти магическое, обаяние.

Именно фон Штернберг придумал тот имидж, который Марлен пронесла через всю жизнь; он обратил ее внимание как выстраивать свет при фотопробах, под каким углом к камере можно наиболее выгрышно подать свою внешность, какую и как носить одежду, чтобы добиться в определенный момент нужного эффекта. Именно фон Штернберг впервые в истории европейского кинематографа связал образ героини своего фильма с песней, которую Марлен исполняла на экране сама. Саундтрек, как сказали бы сегодня, назывался "Falling in Love Again" ("Голубой ангел" вышел на экраны на немецком и на английском языках). Эта песня надолго стала визитной карточкой молодой актрисы. (можно послушать здесь). Позднее она был записана на грампластинку сразу тремя звукозаписывающими компаниями, которая разошлась огромным тиражем.

"Голубой ангел" вышел на экран в 1930 году. Он принес Марлен Дитрих международную известность и совместный контракт с Джезефом фон Штернбергом на киностудии Парамаунт Пикчерс в Голливуде.

После подписания контракта Марлен Дитрих уезжает в Америку. Первым американским детищем партнеров стал фильм "Марокко". Там Марлен впервые предстает одетой в мужской костюм. Более того, она целует на экране женщину.. И то, и другое по тем временам было более, чем провокационным! За эту роль Марлен Дитрих получила свой единственный "Оскар", а белые брюки стали в Голливуде особой женской фишкой. Но никому больше не удалось подчеркнуть мужским костюмом свою андрогинность; в кулуарах много лет обсуждали возможную бисексуальность Железной Марлен, ее любовников и... любовниц.

Джозеф фон Штернберг продолжал успешно шлифовать образ любимой актрисы, сделав из нее настоящую femme fatal - роковую женщину и икону стиля, а она продолжала успешно сниматься в его фильмах.

Кинокритики много лет дебатировали, сколько из образа Марлен принадлежало фон Штернбергу и сколько самой Дитрих, но со временем большинство согласились, что после того, как творческий союз режиссера и актрисы распался, ни один из них по отдельности больше не достиг таких высот кинематографического успеха.

После истечения срока контракта с киностудией Парамаунт, в отношениях партнеров произошел окончательный разрыв. Марлен продолжает сниматься у других голливудских режиссеров, и несмотря на то, что на тот момент она была одной из самых высокооплачиваемых звезд Голливуда, особого кассового успеха фильмы с ее участием не имели. Прокатчики произвали их "кассовым ядом", впрочем, так же, как и фильмы с участием таких звезд как Фред Астер, Джоан Кроуфорд, Долорес дель Рио, Кэтрин Хепберн и Мэй Вест.

Усталая и разочарованная Марлен Дитрих решает сделать паузу. Она возвращается в Европу.

Был 1937 год. В Германии прочно обосновался третий рейх, приближалась Вторая мировая война. И тут на сцене появляется министр пропаганды гитлеровской Германии, доктор Йозеф Геббельс. Он обратился к голливудской знаменитости и предложил актрисе, чисткровной немке с безупречной арийской родословной, настоящей берлинке, стать лицом тысячелетнего рейха и звездой немецкой нации. Но Марлен, отлично понимая истинную сущность нацистского режима, категорически отказала Геббельсу в довольно резкой форме.

После чего ей оставалось только уехать. Марлен Дитрих вернулась в США и в 1939 году приняла американское гражданство.

Кадр из фильма "Марокко",
помещенный на обложку
журнала "Лайф"

У Марлен были явно выраженные политические убеждения, и она их не скрывала. В своих интервью Дитрих рассказывала о предложении представителей нацистской партии возвратиться в Германию, и о том, что без сожаления отвергла его.

Марлен Дитрих после выступления перед
ранеными в бельгийском госпитале

Когда в конце 1941 году Соединенные штаты Америки вступили в войну, Марлен Дитрих инициировала продажу облигаций военного займа. В 1942-1943 годах она объездила всю страну, включая тихоокеанские военно-морские базы, расположенные на островах, дала множество концертов, во время которых исполняла сценки и песни из кинофильмов, а также популярные и народные песни, аккомпанируя себе на музыкальной пиле - этим искусством она овладела еще в двадцатые годы, когда выступала на сцене в Берлине. Как писали газеты, сумма, которую собрала Марлен от продажи облигаций, намного превышала те, которые удалось собрать другим звездам американского кино.

В 1944-1945 годах, она выступала для солдат и офицеров союзных войск на линиях фронта в Алжире, Италии, Великобритании и Франции, затем вместе с американскими войсками вошла в Германию. Когда ее спросили, почему она делает это, несмотря на очевидную опасность - передовая была всего в нескольких километров, она ответила по-немецки: "aus Anstand" - из приличия.

В конце войны Марлен, после долгих лет разлуки, встречается со своей сестрой Элизабет, ее мужем и сыном. Они проживали в немецком городе Бельзен и в течение военных лет управляли кинотеатром для нацистских офицеров - работников концентрационного лагеря Берген-Бельзен. Марлен обратилась к союзническими властям с просьбой защитить своих родственников от возможного судебного преследования за сотрудничество с нацистами.

После окончания войны Марлен Дитрих была награждена медалью Свободы США и орденом Почетного легиона Франции. В своих интервью актриса неоднократно подчеркивала, что очень горда таким признанием ее скромного вклада в военное противостояние нацизму.

С начала пятидесятых годов Марлен Дитрих снялась всего в нескольких фильмах - но каких! Она снималась у Альфреда Хичкока, Орсона Уэлсса, Стенли Креймера, Билли Уайдлера! Но, в основном, она предпочитала выступать перед публикой с концертами.

Начав работать с музыкальным аранжировщиком и постановщиком эффектных варьете-шоу Бертом Бакараком, Марлен превратила свои концерты а театр одного актера. В 1950-1970-х она выступала на самых престижных сценах по всему миру. Как и во время войны, ее репертуар включал в себя песни из фильмов и современные популярные песни. Аранжировки Берта Бакарака позволяли актрисе извлечь из своего, не очень сильного контральто, максимум выразительности и драматизма.

Ее концерты обычно состояли из двух отделений. В первом Марлен появлялась в ставшем знаменитом "голом" платье: фактически закрытое под горло, оно облегало безупречную фигуру уже немолодой актрисы и ниспадало к полу украшенное лебедиными перьями, создавая неповтормый эротический эффект обнаженного тела.

Безупречность Марлен Дитрих достигалась корсетами, которые придавали ее телу скульптурную выразительность, нехирургическим лифтингом (она ни разу не делала подтяжек лица) использованием профессиональной косметики и париков. Также весьма пригодились уроки Джозефа фон Штернберга - мягкое освещение сцены, нужные повороты головы помогали сохранить гламурный облик Марлен, которой было уже за шестьдесят.

Во втором отделении актриса появлялась в элегантном мужском костюме и цилиндре. Это позволяло ей включать в свой репертуар песни, написанные для мужского исполнения. И, как и раньше, это производило несколько двусмысленный, но абсолютно магический эффект.

В ответ на упреки в некоторой непристойности, Марлен Дитрих отвечала, что ее успех определяет таинственная сила веры в свое собственное волшебство, способное превратить себя в кого угодно. Те, кто неспособны разделить с ней эту веру, должны обвинять себя, а не ее.

Марлен Дитрих в своем знаменитом
концертном платье

Запомните меня такой..

В 1960 году Марлен Дитрих приехала на гастроли в Германию. Ее встреча с родиной была неоднозначной.

С одной стороны, часть немецкого общества считала ее изменницей родины, а ее деятельность во время Второй мировой войны - предательством. Во время концерта в западноберлинском "Титания Паласт" ее выступление сопровождали свист и выкрики "Marlene Go Home!" - Марлен, убирайся домой!

С другой стороны, будущий канцлер ФРГ Вилли Брандт, бывший в то время мэром Западного Берлина, тепло приветствовал знаменитую соотечественницу. Он и сам был антифашистом, жившим в военные годы в изгнании. В целом же, немецкий тур был не столько артистическим триумфом, сколько моральной и финансовой неудачей.

Чуть позже Марлен Дитрих предприняла успешное турне по Израилю. Во время своих концертов она пела некоторые песни на немецком языке, в том числе немецкую версию антивоенного гимна Пита Сигера "Where Have All the Flowers Gone", сломав неофициальное табу на использования в Израиле немецкого языка.(посмотреть можно здесь)

Однако возраст стал брать свое. Пережив онкологическую операцию, Марлен становилась все более и более зависима от употребления болеутоляющих препаратов и алкоголя. А после того, как во время своего последнего выступления в Сиднее, в 1975 году, упав, она сломала шейку бедра, актриса окончательно покинула сцену и стала жить затворницей в своей парижской квартире на авеню Монтень. Все последующие годы она общалась с миром только по телефону. В дом были допущены лишь родственники и обслуживающий персонал. Она не хотела, чтобы ее видели старой и немощной.

В 1982 году Марлен Дитрих согласилась принять участие в создании документального фильма о своей жизни, но категорически отказалась сниматься. Режиссер Максимиллиан Шелл, записывал только ее голос. Он взял за основу фильма свои беседы с актрисой, соединив их с отрывками из фильмов. Законченный в 1984 году, фильм "Марлен" получил несколько европейских кинопризов и номинацию на Оскар как лучший документальный фильм. Американский журнал Newsweek назвал его "уникальным фильмом, возможно самым очаровательным и трогательным документальным фильмом, когда-либо снятым о жизни великой кинозвезды".

Памятная надпись заканчивается
словами самой Марлен:
"Я, слава богу, берлинка!"

7 мая 1992 года Марлен Дитрих умерла в своей парижской квартире от почечной недостаточности. Ей было 90 лет. На похороны пришли многие известные люди, в том числе послы Германии, России, Великобритании, США и некоторых других стран. Гроб был накрыт французским флагом, на котором лежал небольшой букет из роз и полевых цветов - последняя почесть от президента Франции Франсуа Миттерана. После падения берлинской стены, сосгласно завещания Дитрих, ее прах был перевезен на родину и захоронен на маленьком кладбище в Шёнеберге, рядом с могилой матери.

Что же осталось нам от великой Марлен? Осталась ее автобиографическая книга Nehmt nur mein Leben - Всего лишь моя жизнь, изданная в 1979 году. В 1997 году в серии "Женщины в истории Германии" была выпущена почтовая марка с портретом актрисы.

В 2002 Берлин посмертно сделал ее почетной гражданкой города. Сначала немцы хотели переименовать в ее честь улицу Леберштрассе, на которой она родилась, но эта идея не получила воплощения. Однако рядом с Потсдаммерплатц в ее честь назвали небольшую площадь и установили мемориальную доску с памятной надписью. На площади находится несколько крупных кинотеатров, "Штернберг-театер" и большой развлекательно-игровой комплекс Spielbank Berlin, в котором чего только нет, от магазинов и ресторанов, до радиостанции и казино.

Перед фасадом этого здания выставляются интересные скульптуры современных авторов, которые время от времени меняются. Мне довелось увидеть вот такой объект (см.фото справа). Сначала я подумала, что это абстрактный портрет самой Марлен в шляпе, но нет! Эта штуковина оказалась портретом Фридриха Артура фон Хомбурга, генерала от кавалерии, исполненным американским художником Франком Стелла.

А еще нам остались очарование старых фильмов и неповторимая хрипотца контральто Марлен Дитрих на дисках и магнитофонных записях, перенесенных в наше время на электронные носители.

В Советском союзе шли два фильма с ее участием: "Свидетель обвинения", поставленном Билли Уайдлером по новелле Агаты Кристи в 1958 году и "Нюрнбергский процесс" режиссера Стенли Креймера - 1961 год. Многие эти фильмы видели и помнят. В 1964 году Марлен Дитрих, во время европейских гастролей, приезжала в СССР и дала несколько концертов в Москве и Ленинграде.

Мне посчастливилось (должно же быть какое-либо преимущество у зрелого возраста!) - во времена своей щенячей молодости я видела эти фильмы в настоящем кинотеатре - без попкорна и кока-колы; я была на одном из ее концертов в Питере, слышала и видела живую Марлен. И вот теперь, приехав в Берлин, из-за случайной чашки кофе, как бы попала в гости к одной из самых неординарных представительниц немецкой культуры двадцатого века.

 

Легенда третья. Девушка под фонарем

Как странно: легенды, начавшиеся для меня с чашечки кофе, получились как бы косвенно взаимосвязанными, приянувшими одна другую: знаменитое кафе-знаменитая киноактриса-знаменитая песня.

Русский поэт Федор Иванович Тютчев, родившийся более двухсот лет назад, написал когда-то такие строки: "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется.." И как же точно, как верно это было сказано! И как применимо ко многому. Вот берлинский пример.

Молодой солдат Ханс Ляйп в 1915 году

Ханс Ляйп был сыном бывшего матроса, а затем докера гамбургского порта. Он с раннего детства был натурой творческой и стремился к знаниям. Закончив школу, юноша получил специальное образование и стал учителем частной школы в Ротербургсорте - пригороде Гамбурга. После начала Первой мировой войны Ханс был призван в армию. В 1915 году он, пройдя краткий курс обучения в Берлине, был отправлен на Восточный фронт, в Карпаты.

Когда двадцатидвухлетний солдат, в свободное от учебной муштры время, написал стихотворение, которое назвал "Девушка под фонарем", ему и в голову не могло придти, что спустя тридцать лет, песню на эти стихи будет петь половина Европы на самых разных языках!

Юноша посвятил свои стихи двум знакомым девушкам - подружке Лили, к которой бегал на свиданья во время увольнительных, и медсестричке из гарнизонного медпункта Марлен, к которой чувствовал симпатию, казавшуюся взаимной. В стихах Ханс Ляйп соединил имена девушек в единый образ той, которая ждала солдата неподалеку от казармы, под фонарем. Так родилась Лили Марлен.

К счастью, для талантливого молодого человека, лично для него война оказалась не очень долгой: в 1917 году он был ранен и подчистую демобилизован по медицинским показаниям.

Вернувшись домой после войны, Ханс Ляйп стал журналистом, а затем профессиональным литератором. В двадцатые годы он много путешествует и продолжает писать. Париж, Лондон, Алжир, Нью-Йорк - и это далеко неполный список мест, куда заносила молодого автора неуемная звезда странствий. Он публиковал стихи, рассказы и даже романы, иногда самостоятельно иллюстрировал свои книжки, но крупным писателем так и не стал.

В 1937 году Ханс Ляйп выпускает сборник стихов, написанных во время войны, в который включил и стихотворение, посвященное Лили Марлен, переименовав его в "Песню часового, стоящего на посту". Предчувствуя начало новой войны, писатель хотел, от имени тех, кто не вернулся с фронтов Первой мировой, предупредить о боли и ужасе войн, развязанных во имя пресловутой "национальной гордости".

Современник Ханса Ляйпа, Норберт Шульце был успешным композитором, работающим в различных жанрах: опера, музыка к кинофильмам, песни. Он моложе поэта и войну помнил плохо, но прочитав стихи Ляйпа и уловив их мрачное настроение и тоску, написал мелодию для "Песни часового". Первое исполнение состоялось в 1939 году, исполнителем был певец Вилли Фрич. Песня с треском провалилась! Норберта Шульце даже упрекали, что его мелодия напоминает ту, под которую на радио крутят рекламу зубной пасты. Композитор переделывает мелодию, но ее упорно отвергают. Он переделывает ее снова, и в результате рождается та музыка, которую теперь знают все.

Шульце удалось уговорить записать новую песню Лале Андерсен - певицу, выступавшую до этого в кабаре. Сначала Лале не очень вдохновилась новой песней, но сделать запись согласилась. Исполнение было достаточно нежным и лирическим - такой, в общем-то, и была эта сентиментальная песенка. Но большинству немцам, одурманенным гитлеровской пропагандой, песня не понравилось - из всего тиража удалось продать только семьсот пластинок. Энтузиазм только что начавшейся Второй мировой войны, переполнявший нацию, требовал чего-то более решительного. Пытаясь добиться успеха, Лале делает свое исполнение все более и более маршеобразным.

Масло в огонь подлил - кто бы вы думали? Да-да, снова министр пропаганды, доктор Йозеф Геббельс! Он заявил, что ненавидит эту глупую, недостаточно "военную" песню и запретил ее исполнение. Лале Андерсен и Норберт Шульце были публично обвинены в моральном саботаже национальных интересов. Певицу посадили под домашний арест, а Шульце обязали сочинять музыку, прославлявшую нацистские идеалы.

Лале Андерсен. 1939 год

В апреле 1941 года немцы начали вторжение в Югославию и захватили Белград. Отсюда начала работу немецкая радиостанция "Deutscher Soldatensender Belgrad". Ее передачи были ориентированы на группу войск под командованием фельдмаршала Роммеля, размещавшуюся в Северной Африке. Программы состояли, в основном, из пропаганды и музыки. Руководил работой радиостанции лейтенант вермахта Карл-Хайнц Рейнтген.

И тут случилось неожиданное. Конечно, то, что радиостанцию обстреляли югославские патриоты, было делом совершенно обычным. И то, что снаряды, попав в коробки, где хранились звукозаписи, предназначенные для исполнения по радио, перебили почти все, что в них находилось на мелкие кусочки, тоже было событием вполне ожидаемым. Лейтенант Рейнтген был в ужасе: что он поставит для солдат, сражающихся в пустыне, чем порадует? И тут - вот оно, неожиданное чудо - одна из коробок, лежавшая в дальнем углу была цела! В ней, на самом низу, лежала "Лили Марлен".

Карл-Хайнц Рейнтген знал, что песня официально запрещена, но он знал, что его приятелю, служившему в африканском корпусе, очень нравится эта песня, к тому же, запас музыкальных записей был настолько мал, что исключать из него хотя бы одну мелодию было просто невозможно. И лейтенант, на свой страх и риск, пустил "Лили Марлен" в эфир.

Это был поворотный момент. Содатская песенка так понравилась немецким солдатам, что они просили вновь и вновь поставить песенку, напоминавшую о доме, о любви, о девушках, которые ждут.. На радиостанцию в Белград стало ежедневно приходить тысячи писем с такой просьбой. За "Лили Марлен" вступился сам фельдмаршал Роммель, он лично попросил Рейнтгена ставить эту пластинку для его солдат. И каждый вечер, в 21 час 55 минут, за пять минут до отбоя, солдаты слушали любимый голос Лале Андерсен и вспоминали дом.

Геббельс был вынужден отменить запрет на песню. Лили Марлен начала завоевывать мир..

Дело в том, что не только немецкие воинские части могли слушать белградское радио. Его передачи, особенно музыку, с удовольствием слушали расквартированные в средиземноморском регионе британские и американские войска. Им новая песенка тоже пришлась по душе. Простая мелодия и незатейливые слова делали ее доступной для солдатских сердец независимо от национальности.

В 1942 году в Лондоне текст перевели на английский язык, ее спела на ВВС Энн Шелтон. Немного позднее, когда на фронт приехала Марлен Дитрих, она включила знаменитую песню в свой репертуар. Она пела "Лили Марлен" и на немецком языке, и на английском. Ее интерпретация отличалась и от несколько бравурной версии Лале Андерсен, и от немного безличной британской - при переводе оригинальный текст Ляйпа был немного изменен и стал несколько суховатым. Привнесенные немкой-Марлен неповторимые интонации делали исполнение уникальным. Вот как описывает свои впечатления в военных мемуарах член Британского парламента, доброволец Второй мировой войны, сэр Фицрой Маклин: "...хриплый, чувственный, ностальгический, приторно-сладкий голос, легко запоминающаяся мелодия и простые сентиментальные слова, казалось, проникали прямо в сердце."(послушать это исполнение можно здесь). Кстати, американские солдаты, знавшие одну-единственную Марлен, всерьез думали, что знаменитая певица поет песню про себя. И это делало ее еще более близкой и любимой.

Ну, а потом "Лили Марлен" перевели на французский, итальянский и испанский. Песенку о девушке под фонарем пели солдаты, сражающиеся по обе стороны фронта, ее пели партизаны и пленные. Существовали грамзаписи в исполнении Бинга Кросби, Эдит Пиаф, Перри Комо и Жан-Клод Паскаля.. Позже появились переводы текста "Лили Марлен" почти на все европейские языки.

Марлен Дитрих исполняет "Лили Марлен"
перед американскими солдатами

Всеобщая эйфория не коснулась только советских солдат. Для них, как и для всех советских людей, "Лили Марлен" и "Розамунде" ассоциировались только с образом немецких оккупантов, вторгшихся на родную землю и сделавших из нее ад. Даже оказавшись в плену они наигрывали эти мелодии на своих губных гармошках. Ну и потом, у наших ведь были свои кумиры: Клавдия Шлуьженко, объездившая все фронты со своим "Синеньким платочком" и "Огоньком" и кинодива Валентина Серова - женщина, которой Константин Симонов посвятил свое "Жди меня", стихотворение, ставшее для атеистически воспитанных советских людей молитвой-оберегом.

После войны было сделано несколько переводов "Лили Марлен" на русский язык, один из которых принадлежит Иосифу Бродскому. Некоторые исполнители пытались исполнять ее со сцены, наиболее известной считается версия Натальи Шмидт. Но в целом, в России эта песня так не прижилась, распространения и признания не получила.

Памятник Лале Андерсен
"Девушке под фонарем"

У Лале Андерсен во время войны жизнь сложилась неоднозначно. Сначала, после снятия домашнего ареста, несмотря на то, что она почти открыто критиковала нацизм, почти безвестная певичка из кабаре была объявлена едва ли не национальным достоянием. Ее удостоил приема сам Гитлер.

И вдруг, в 1943 году, становится известно, что она поддерживает связь с эмигрантами-антифашистами еврейского происхождения, скрывающимися в Швейцарии. Злопамятный Геббельс тут же запретил Лале Андерсен любые выступления, а газетам и радиостанциям нельзя было даже упоминать ее имя. Перед певицей реально замаячила тень концлагеря.

Жизнь певицы стала невыносимой, она пыталась покончить с собой, приняв большую дозу снотворного. Но.. выжила. Однако, к этому времени популярность "Лили Марлен" и самой Лале Андерсен была настолько велика, что Геббельс, под напором как внутреннего, немецкого, так и внешнего, международного прессинга, был вынужден отменить свой запрет. Лале Андерсен оставили в покое, и, после пережитого стресса, она на какое-то время ушла из общественной жизни, уехав Лангеоог, городок, расположенный на небольшом фрисландском острове в Северном море.

После войны Лале вышла замуж за швейцарского композитора Артура Бойля. Преодолеть себя, снова выйти на сцену и продолжить выступления она решилась только в 1952 году. Грампластинка "Лили Марлен", записанная Лале Андерсен, получила золотой диск - ее тираж превысил миллион экземпляров.

Однажды, в одном из интервью, у Лале спросили, чем она объясняет огромную популярность этой песни, на что певица ответила: "Разве можно спросить у ветра, почему бывает шторм?"

В 1961 году Лале Андерсен приняла участие в конкурсе Евровидения с песней "Einmal sehen wir uns wieder" - Однажды мы увидимся вновь. Правда, она заняла лишь 13-е место, но вышла на первое место по возрасту - на тот момент ей было пятьдесят шесть лет. Возрастной рекорд Лале продержался на Евровидении более сорока пяти лет и был побит только в 2008 году 75-летним хорватом.

Умерла певица в Вене в 1972 году.  В ее любимом Лангеооге Лале Андерсен поставили памятник - девушка с лицом Лале стоит под фонарным столбом в ожидании своего любимого; на постаменте укреплена мемориальная доска.

Ганс Ляйп после войны работал на радио и телевидении и скончался в 1983 году. Норберт Шульце в послевоенные годы благополучно вернулся к композиторской деятельности, писал музыку к опереттам и кинофильмам. Он умер в конце 2002 года. Они оба дожили до 90 лет, их имена мало кто знает. И даже единственный шедевр давно стал, практически, народной песней. Такова ирония судьбы.

В 2013 году, в Берлине, с апреля по октябрь проходила тематическая выставка  "Lili Marlеen. Der Schlager macht Geschichte" - Шлягер делает историю. За время своей работы эта выставка приняла более сорок тысяч посетителей. Идея выставки была сфокусирована на создании песни, ее восприятиии слушателями и возникновении мифа о ней.

В рамках выставки были показаны художественные и документальные фильмы. Среди экспонатов были представлены оригинальная рукопись Ганса Ляйпа, солдатские открытки и письма, военная форма Марлен Дитрих, в которой она пела «Лили Марлен» на фронте, костюмы и личные вещи Лале Андерсен. Представленные объекты позволили в полном объеме осветить исторический фон того времени и сделать историю реально ощутимой.

Присутствовал на выставке и живой экспонат - ярко-красные розы-флорибунды сорта "Лили-Марлен"

 

Допив третью чашку кофе и вернувшись в настоящее, я поехала в отель. На сегодня легенд достаточно. Штирлиц? Нет, он хоть и легендарный советский разведчик, но лицо все-таки вымышленное, литературное. Но про Берлин я еще немного расскажу - есть несколько мест, не вспомнить о которых не просто невозможно! Так что, если вам не совсем наскучили мои рассказки, то -

продолжение следует..

PrevNext

© 2002 - TopTropicals.com

Коммерческое использование материалов без нашего письменного согласия запрещено.
При использовании материалов ссылка на UKROP.info / TopTropicals.com обязательна.