Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате
ЗОО клуб Каталог Статьи Карта сайта Поиск О нас Контакт Аквариум TopTropicals.com

Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате

ЗОО клуб
Каталог
Статьи
Карта сайта
Поиск
О нас
Контакт
Аквариум
TopTropicals.com

Тропики / Статьи / Путешествия

Волшебный сад под северным солнцем


автор: Александра Бутова

фото автора и TopTropicals; автор выражает благодарность руководству Bergianska Botanical Garden за разрешение использовать некоторые фотографии.

Щелкните мышкой на фото, чтобы рассмотреть растения более подробно.

В свой нынешний приезд в Стокгольм, мне удалось побывать в замечательном месте – в Bergianska Botanical Gardens, Бергианском ботаническом саду, расположенном на берегу озера Бруннсвилкен - этот живописный район находится в северной части шведской столицы.  В этом ботаническом саду растет более 9000 растений, собранных со всех уголков нашей планеты. Разбитый  на участки сад, представляет собой удивительное место, обойдя которое, можно совершить маленькое кругосветное путешествие.

Physalis peruviana

Плоды пепино

А это, представьте себе - баклажан!
Только африканский, Solanum macrocarpon.
Hа своей родине называется N'goyo

Rhodochiton atrosanguineum весело
плетется по стене институтского здания

П.Ю.Бергиус 1730-1790

Старые знакомые - привычные для нас
настурции и скромные анютины глазки

Вазастан

Рandorea jasminoides

Solanum wendlandii

Anthurium veitchii

Aлоказия

Mединилла

Bromeliaceae

Aраукария

Ficus petiolaris

Casuarina

Beaufortia sparsa

Calothamnus sp.

Leptospermum scopariu

Крассула

Здесь есть участки под открытым небом, засаженные травянистыми растениями.

Вот, например, экзотические пасленовые:  Пепино (Solanum muricatum) - небольшой травянистый вечнозеленый куст, напоминающий томат.Его родина - Анды, поэтому он достаточно хорошо выживает в довольно прохладном климате. Но на севере, конечно, на зиму его нужно убирать в теплицу.

Плоды пепино, покрытые тонкой кремоватой кожурой, очень сочные, чем-то неуловимо напоминающие по вкусу дыню-канталупку.

Физалис перуанский - однолетнее растение, представляет из себя развеститую лиану, почти в метр шириной, достигающую в высоту сантиметров 60-70, в диком видевстречается в Мексике и Гватемале, где растет как сорняк. Там же использовался в пищу задолго до новой эры. Цветы у него желтые, с пурпурными пятнами. Плоды размером  полтора-два сантиметра заключены в широкие «бумажные» фонарики зеленовато-желтого цвета, иногда имеющие пурпурный оттенок. В спелом виде плоды напоминают желтые помидоры-черри. На вкус – сладковатые, содержат сахар, лимонную и аскорбиновую кислоты, пектин, желирующие вещества. Их можно есть сырыми и консервировать.

Отделенные друг от друга невысокой изгородью из еловых лап, здесь прекрасно уживаются степные и луговые душистые травки, травы, употребляемые в пищу в качестве приправ, а также участок с целебными травами. Цветочные робатки разбросаны по всей территории в живописном, но научно продуманном, беспрорядке.

Симпатичный Rhodochiton atrosanguineum весело плетется по стене институтского здания. Родом он из Мексики, там его называют пурпурным дождем, что, конечно же, вполне понятно - красивые звездчатые колокольчики насыщенного пурпурного цвета, окруженные сердцевидными листьями, украшают растение сверху донизу. .

Цветет он все лето, до поздней осени

Чуть в стороне – большой парк, в котором растут хвойные и лиственные деревья, характерные для этого уголка Северной Европы.

Пройдя по горбатому мостику и узким тропинкам, оказываешся в саду, где растут фруктовые деревья и кустарники.

Гуляя между деревьями, словно попадаешь в сказочную  картину,  созданную старинным художником: маленький прудик, заросший ряской, рогозом и водяными лилиями, так и кажется, что вот-вот выплывет из глубины маленькая русалочка, взмахнет своим рыбьим хвостом и посмотрит на тебя своими призрачными зелеными глазами, заманивая в глубину..

Казалось бы, ну, что тут может быть особенного? У нас, ведь, этого всего тоже, как говорится, пруд пруди!

Так ведь, нет. Все посажено с такой любовью и ухожено с такой заботой, так и кажется, что и яблочки на яблоне не простые, а молодильные, и над смородиновыми кустами летают эльфы.. А присмотришься - нет, не эльфы, это шмели, пчелы и маленькие птички вьются над недозрелыми еще ягодками, стараясь найти для себя что-нибудь вкусненькое..

Ну, и конечно, гордость ботанического сада – оранжерея Эдварда Андерсона, под стеклянной крышей которой собраны  редкие и тропические растения.

История Бергианского сада начинается почти 250 лет назад. Первоначально сад располагался между теперешними улицей Карлбергсвеген и Ваза-парком, что в Вазастане.

Cегодня Вазастан – самый центр Стокгольма. Он застроен старинными высокими зданиями, крыши которых покрыты красивой черепицей и украшены каминными трубами.

Именно здесь обитает друг всех детей, Карлсон Который Живет на Крыше. Помните, как «Малютка-привидение из Вазастана» пугает незадачливых воров-домушников?

Название «бергианский» происходит от названия Бергиелунд – так называлась сад-усадьба, которую возвели братья Бенгт и Петер Юнас Бергиусы в Стокгольме в середине XVIII века. Петер Юнас Бергиус родился в 1730 году в селе Хиттари в окрестностях Кронеберга и был младшим из семи детей. Родители умерли рано и старший из братьев, Бенгт, взял на себя заботу о младших братьях и сестрах. В 1746 году Петер Юнас начал учебу в Королевской гимназии, а в шестнадцать лет он поступил в университет в Лунде, который закончил, защитив диплом по теологии.

По совету своего брата Бенгта, Петер Юнас начал учиться на врача и переехал в старинный университетский город Упсалу, чтобы изучать там медицину и ботанику у Карла Линнея – великого шведского ученого-естествоиспытателя, создателя системы классификации растений,  а также успешного врача и ботаника: в то время история природы и ботаника, зачастую изучались вместе с медициной. Бергиус был прилежным учеником Линнея. По заданию своего знаменитого профессора Бергиус едет на остров Готланд, где собирает для коллекции, создаваемой учеными университета, растения, минералы и кораллы.

В 1755 году врачебное образование завершилось защитой диссертации об оспе и получением научного звания. После этого Петер Юнас переезжает в Стокгольм и открывает врачебную практику. В то время в Швеции была острая нехватка врачей, и он много работал для того, чтобы все горожане, даже самые неимущие, могли получить медицинскую помощь. Его деятельность привлекла внимание Медицинской Коллегии, которая позже стала называться Органом по надзору за здравоохранением, и слухи о превосходном враче быстро разнеслись по столице. В 1758 году Бергиуса избрали членом Королевской Академии наук, а в последствие он трижды избирался ее председателем. П.Ю.Бергиус написал несколько книг о целебных растениях, различных заболеваниях, ботанике. Самые значительные из них это Materia Medica, Plantae Capenses и Слово о садах.

Научные работы Петера Юнаса Бергиуса (а их насчитывается 68), его статьи по ботанике и медицине, также как и созданный им гербарий, являются  результатом его глубоких исследований в этой области.

Интересна, с позиции медицинской истории и ботаники, работа Бергиуса под названием Materia medica (1778), своеобразный каталог лекарств того времени, труд, состоящий из двух томов и охватывающий описание 570 шведских лекарственных трав.

Из трех десятков работ по ботанике наиболее значимой является Plantae capenses (1767). В этом труде ученый описывает флору Южной Африки, в том числе 14 совершенно новых растений, а также 130 новых видов, которые еще не были классифицированы  системой Карла Линнея. Директор Восточно-индийской компании, обеспечившей П.Ю.Бергиусу африканское путешествие, Микаель Грубб, предложил привезти эти растения в Швецию и написать книгу. Часть этих растений и сейчас находится в гербарии Бергиуса.

Успехи Петера Юнаса Бергиуса сделали его состоятельним, и, в 1759 году, в качестве летней усадьбы он приобрел поместье Бергиелунд. Во времена учебы в Упсале ему очень не хватало брата Бенгта Бергиуса и, после переезда в Стокгольм, они стали жить вместе, на общие деньги.

В 1761 году в Медицинской Коллегии появилась новая кафедра, и Петер Юнас Бергиус стал преподавать там историю природы и фармакологию. Среди прочих его заслуг можно отметить и его членство в Royal Society - Королевском Научном Обществе в Лондоне. Он был одним из немногих шведов, удостоенных такой чести.

В 1777 году Бергиелунд расширился до семи гектаров и начал активно развиваться. Петер Юнас отвечал за сад и гербарий, в то время как Бенгт создавал уникальную коллекцию книг. Коллекция книг и гербарий находятся там и поныне. Бергиелунд был самым большим увлечением Петера Юнаса Бергиуса  вплоть до самой его смерти в 1790 году.

После смерти братьев Бергиус, их собственность перешла к Королевской академии наук и одновременно созданному Бергианскому фонду. Согласно завещания директором ботанического сада стал Улоф Шварц. Он назначил управляющего, который руководил уходом за растениями и их продажей . Планировалось также, что сад будет работать, и как школа садоводства, и как экспериментальная  база.

Сад находился в Бергиелунде до 1885 года, после чего, из-за развития и перепланировки столицы, был перенесен на то место, где он находится сейчас. Во время переноса ботанического сада на новое место  директором был Вейт Виттрок.

Именно его взгляды повлияли на сегодняшний вид сада:  появились, например, систематизированные участки, коллекции растений стали компоноваться по географическим поясам, был построен специальный Дом Виктории для гигантских кувшинок Виктория Регия, сооружены пруд Виктория и цветочная горка. Целью Вейта Виттрока было создание ботанического сада по научным принципам.

ХХ век ознаменовался строительством нескольких базовых зданий, таких, как старая оранжерея для тропических растений (сегодня в ней находится кафе и проводятся выставки) и помещение Института естествознания - эксперементальной базы современной агрокультуры

В помещении Института хранятся гербарии, располагаются библиотека и офисы.

Самым значительным событием века было открытие в 1995 году оранжереи Эдварда Андерсона. Пройдемся по ее дорожкам, совершим свое маленькое путешествие по странам и континентам.

Вот растения Средиземноморья. Среди них есть совсем простые, такие, как Acanthus mollis. У аканта крупные, перистые, орнаментальные листья и трубчатые лиловатые и белые цветы, расположенные на высоких цветоносах. Цветет обильно и продолжительно. Акант часто используют в групповых и одиночных посадках, он очень хорош для букетов, как в свежем, так и в засушенном виде.

Но есть и весьма изысканные, такие как Сamelia japonica. Как и большинство камелий, японская камелия - очень красивое декоративное вечнозеленое небольшое дерево или крупный кустарник. Растет не только в Японии, но и на северо-востоке Китая, во влажных лесах. Цветы крупные, 8-10 см в диаметре, белые, красные, розовые, у садовых форм они почти всегда махровые.

Для нормального цветения камелии требуется, чтобы зимняя температура не превышала 12С, поэтому, мягкий, но не тропический, климат Средиземноморья, идеально подошел этой азиатской красавице.

В настоящее время существует множество сортов этой камелии, и почти все они успешно выращиваются в Италии, Франции и Испании, найдя здесь свою вторую родину. Там даже проводятся ежегодные фестивали камелий.

Красавец Nerium oleander, его родина - Средиземноморское побережье Европы.Чаще всего выращивают олеандр обыкновенный, пятилепестковый и его махровые разновидности. Это вечнозеленый кустарник с ланцетовидными, заостренными, гладкими, кожистыми.листьями длиной 15 см, которые собраны в мутовку. Щитовидные соцветия крупных темно-красных, розовых или белоснежных цветов обильно украшают ветки.

Цветущие скумпия, гранат и тамариск - истинные жители Средиземноморья, их можно встретить там повсюду: от самой западной точки Европы, Кабо ля Рока, до Черноморского побережья Краснодарского края.

Идем дальше - влажные южноамериканские джунгли представлены во всей своей красоте и удивительности.

Рandorea jasminoides - густая плетистая вечнозеленая лиана с перистой листвой и деревянистым стволом. Цветки душистые, розовые с темно-розовой или пурпурной серединкой. Как и Solanum wendlandii, произрастает в Южной Америке и в тех областях Флориды, в которых не бывает морозов.

А вот и антуриум. Это очень редкая его разновидность - Anthurium veitchii, хорошо известная как Королевский антуриум. Изумительные листья, вырезанные сердечком у основания черешка, достигают метровой длины.

Цветы имеют форму кожистого, но мягкого в середине, зеленовато-белого или кремоватого початка. При созревании початки становятся ярко оранжевыми.

Привычные для нас в качестве капризных горшечных растений алоказия и мединилла здесь чувствуют себя почти как дома. Хороши до невозможности! Представители многочисленного семейства Bromeliaceae всех цветов, сортов и размеров, конечно же, тоже тут есть, так же, как и орхидеи, растущие, как и положено эпифитам, прямо на стволах деревьев.

 

Но, переместимся по американскому континенту немного севернее.Вот он, краса и гордость Нового Света - виргинский табак собственной персоной. Экзотические кактусы-цереусы и араукария заставляют почувствовать себя ковбоем или отважным разбойником Зорро не только мальчишек..

Ух ты, какая! - так и хочется воскликнуть, дотронувшись до такой араукариевой ветки!

 

 

Но поторопимся, впереди - Африка и Австралия, растительный мир которых так же многогранен, как и природа этих континентов. Ведь здесь проходит несколько климатических поясов. Конечно, наш осмотр будет несколько поверхностным, но, ведь, нельзя объять необъятное. К сожалению..

Акант

Камелия

Олеандр

Скумпия

Гранат

Тамариск

Спелые финики на севере Европы!
Все-таки, как хорошо, что это можно
увидеть собственными глазами

Каперсы в цвету

Рrotea synaroides

Sparmania africana

Mussaenda Dona Evangelina

Попугай какарики

 

Capparis spinosa. Родина этого растения - Египет. Однако, оно прекрасно прижилось в странах Средиземноморья, Азии и в Индии, в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Каперс - небольшой, колючий, сильно разветвленный полукустарник, с длинными стелющимися побегами.

Листья чередующиеся, цельные, овальные, Одиночные крупные белые иногда бледно-розовые цветы, сидящие в небольших, колючих прилистниках, выглядят очень эффектно и изящно, благодяря пучку длинных ярких тычинок.

Бутоны каперсов употребляют в пищу. В них содержатся рутин и витамин С. Собирают их нераспустившимися, пока их длина не превысила 10 мм. Затем бутоны сортируют и просушивают на солнце, после чего складывают в банки и хранят, пересыпав солью, или заливают оливковым маслом, рассолом или подсоленным виноградным уксусом.

В результате они становятся темно-зелеными и уменьшаются до размера горошины.В таком виде их употребляют в качестве пикантной приправы.

Плод представляют собой мясистую ягоду, использующуюся при заболеваниях щитовидной железы, болезнях десен и зубов.

Свежие части растения обладают антисептическим и обезболивающим действием. Масло, добываемое из каперсов, применяют для массажа и обработки ран.

Удивительный мир Африки в обрамлении столь же удивительных растений. Вот Рrotea synaroides. К этому роду относится боее 92 видов, подвидов и сортов. Поразительное разнообразие размеров растений, их форм и расцветок, видимо, и послужили причиной появления названия, которое было дано по имени древнегреческого бога Протея, могущего постоянно менять свой внешний облик.

Вечнозеленый куст Sparmania africana - достаточно редкое растение-эндемик. Почему-то, за пределами Африки встречается весьма нечасто, хотя легко приспосабливается к недостатку тепла и света.

Род Mussaenda насчитывает около 100 видов вечнозеленых кустов и лиан.Они довольно устойчивы к прохладе, если учесть, что их родиной является тропическая часть Восточной Африки, Азия и Малайзия. На фото представлена Mussaenda Dona Evangelina - это лазающий кустарник, предпочитающий затененные места. Истинные цветки, расположены в центре алого прицветника, они окрашены в ослепительно-белый или чуть кремоватый цвета. Mussaenda часто высаживается вдоль дорог, в качестве естественной изгороди, отделяющей дворики от улиц.

Ficus petiolaris. Вообще-то, по происхождению он мексиканец, но как большинство фикусов, отлично прижился в Африке. У него очень эффектные бархатистые листья с пурпурными прожилками, а также плотный ствол, делающий растение очень подходящим для бонсай. В открытом грунте вырастает в небольшое деревце. Чем обильнее его поливать, тем крупнее он вырастет, и наоборот.

По пути из Африки в Австралию задержимся на минутку по дороге. Удивительное растение Casuarina equisetifolia встречает нас в Малайзии, Южной Азии и Океании. Это одно из древнейших на земле двудольных растений.

Странного вида дерево или кустарник с тонкими ниспадающими побегами и без листьев по виду напоминает хвощ, а по форме кроны похоже на ель. Тонкие побеги казуарин напоминают похожие на волосы тонкие перья казуаров – больших бегающих птиц, живущих рядом с казуаринами. Из-за очень прочной древесины ярко-красного цвета казуарину называют еще «железным деревом».

Ну, а теперь - Австралия. Мы так мало знаем о ее удивительной растительности!

Вот, к примеру, Болотная Щетка для Мойки Бутылок - именно такое имечко носит в просторечии это красивое растение Beaufortia sparsa из семейства миртовых. Это куст, который, при благоприятных условиях, может вырасти до трехметровой высоты. Растет преимущественно в прибрежных заболоченных низменностях Западной Австралии.

Ветви бофортии с маленькими, около 1см длиной, овальными, светло-зеленого цвета листьями, украшены сияющими оранжево-красными пушистыми цветами, которые гроздями распускаются на концах ветвей. Очень часто бофортия расцветает на пасху, даря людям эффектное праздничное зрелище.

А это калотамнус. Изящная, похожая на сосновые иголки, листва этого кустарника представляет собой отличное укрытие для маленьких птичек, а непохожие ни на что, красивейшие цветы выглядят на ее фоне оригинальными елочными украшениями.

Новозеландские чайное дерево - так еще называют Leptospermum scopariu. Это одно из любимейших здесь растений с маленькими (7-20 мм) острыми вечнозелеными листьями и цветами, напоминающими дикие розочки.

Обычно, это компактный, редко превышающий двухметровую высоту, куст, имеющий сильно выраженный запах камфоры.

Цветы, появляющиеся весной и цветущие до начала лета, чаще всего белые с оттенком розового, но встречаются экземпляры и с красными цветами.

Древесина мануки - так называют Leptospermum scoparium маори - аборигены Новой Зеландии, имеет плотную и твердую древесину. Ее с успехом используют для изготовления домашней утвари. А душистые опилки мануки просто незаменимы при копчении мяса и рыбы!

Пчелы охотно собирают с цветов мануки нектар и делают из него великолепный темный мед, вкус и запах которого намного богаче, чем у обычного цветочного. Tакой мед обладающий ярко выраженными антибактериальными свойствами, широко используется местным населением.

A новозеландские длинохвостые попугаи какарики пользуются манукой, когда хотят избавится от паразитов. Эти красивые птицы с ярким опереньем перетирают кору и листья во рту, как жвачку, а потом, смешивая с жиром своей копчиковой железы, смазывают перья.

Название рода Xanthorrhoea происходит от двух греческих слов: "хanthos" - желтый и "rheo" - поток, что связано с выделением желтоватой смолы на стволах некоторых видов этих растений. Опавшие хлопья этой смолы, собираемые вокруг ствола дерева, служат сырьем для производства лаков.

Хanthorrhoea pressii представляет собой маленькое дерево с оригинальным толстым стволом и мягкими, узкими, длинными листьями.

Австралийские аборигены называют это растение бальга. Слово "бальга" обозначает чернокожего мальчика. Это название растение получило за то, что во время лесных пожаров, у этого дерева обгорает листва, расположенная внизу и сам ствол. Остается черная, обгорелая, похожая на мальчишескую, фигура с зеленым пучком волос на макушке.

Кстати, именно после таких пожаров, растение цветет наиболее активно. Его радиальные, симметричные, двуполые, цветы, напоминающие своим видом копьеобразные початки, красиво возвышаются над мягкой травянистой кроной.

Все виды Xanthorrhoea растут очень медленно, но зато и живут очень долго - около 600 лет.

Дерево Хanthorrhoea pressii со стволом, так похожим на слоновую ногу - достойное завершение нашего растительного сафари!

Но нет, это не все. Есть еще несколько растений, которые помогут нам вернуться домой. Это те растения, которые есть дома почти у каждого любителя-цветовода.

Величавые кактусы, украшенные изумительной розеткой лимонных цветов соседствуют с ярко-цветущай Сrassula perfoliata var. falcata. Они напоминают, что и у нас дома есть частичка этого повседневного чуда, которое называется растительным миром планеты.

Конечно же, описать все увиденное просто невозможно. От красок, запахов и впечатлений уже начинает кружится голова. Выйдя из оранжереи Андерсона, просто необходимо присесть за столик уютного кафе, гостеприимно распахнувшего свои двери на выходе.

Здесь царит всемирно известная шведская демократия: кофе (на выбор, имеется четере вида) наливаешь себе самостоятельно из кофейников, стоящих на специальных столиках, из холодильника берешь прохладительные напитки, сок или мороженое и только потом подходишь к приветливому светловолосому парню, встречающего посетителей улыбкой и неизменным шведским "Hej!" - Привет! Он поможет выбрать кусок пирога, кекс или пирожное, которых здесь имеется множество, причем, на все вкусы и диеты, а также получит с вас несколько крон. Кофе потом можно подливать еще два раза. Бесплатно. В кафе тоже полно цветов, и в вазах на столиках, и в контейнерах по всему помещению.

Solanum wendlandii красиво плетется прямо по стене кафетерия,а в углу гордо возвышается мушмула:

С моря тянет довольно прохладный ветерок - это дыхание близкой Арктики напоминает, что тропики остались за стеклянной дверью.

И мне подумалось, что, наверно, только истинные северяне могут с такой любовью устроить ботанический сад, полный растительных чудес, привезенных со всех концов света. Ведь южане, чаще всего, воспринимают окружающую их дивную природу, как что-то, само собой разумеющееся.

Допив кофе, иду мимо лужаек и робаток к выходу. Как бы прощаясь, покачиваются на ветру рододендроны, которые растут здесь прямо под открытым небом,а маленькие маргаритки подмаргивают своими лукавыми глазками, словно говоря: "Приезжай еще, Мы будем рады!" И я точно знаю, что обязательно приеду..

 

 

 

 

 

 

Использованная литература:

Kallor: O. Hult, P.J. Bergius och medicinen i Sverige, 1931.

O. Swartz, Aminnestal over Petr.J. Bergius av Olof Swartz 1822.

 

© 2002 - TopTropicals.com

Коммерческое использование материалов без нашего письменного согласия запрещено.
При использовании материалов ссылка на UKROP.info / TopTropicals.com обязательна.