Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате
ЗОО клуб Каталог Статьи Карта сайта Поиск О нас Контакт Аквариум TopTropicals.com

Тропики на подоконнике
Выращивание тропических растений в нетропическом климате

ЗОО клуб
Каталог
Статьи
Карта сайта
Поиск
О нас
Контакт
Аквариум
TopTropicals.com

Тропики /Статьи / Путешествия

Альпийская рапсодия


 

автор: Александра Бутова

Не забывайте кликнуть по фото для его увеличения

 

Часть 4. Зальцбургская элегия

 

Очарование маленького города. Еще раз о Санкт Гильгене

 

Сделав отступление в виде рассказа об альпийских коровах-милочках, возвращаюсь к подножью горной вершины Цвёльферхорн, в городок Санкт Гильген. Этот небольшой старинный (первые письменные упоминания о нем датированы 1376 годом) городок, расположенный на берегу озера Вольфгангзее, назван в честь святого Эгидиуса, в местном произношении превратившегося в святого Гильгена. Этот святой отшельник много лет жил в глухом лесу, его единственным другом был олень, а вернее, лань, которая в самые голодные времена поддерживала Эгидиуса своим молоком. Однажды придводрные охотники напали на след этой лани и погнались за ней. Лань прибежала к своему святому другу, прося защиты. Эгидиус заслонил собой верную подругу, приняв на себя предназначенную ей стрелу. Раненный отшельник застыдил охотников и изгнал их из своего леса навсегда. С тех пор пор покалеченный Эгидиус считается покровителем всех убогих, больных, инвалидов; молитва к нему помогает справится с ночными страхами, депрессией и судорогами.

До 1863 года Санкт Гильген именовался деревней, каковой по сути и был. Однако, с началом активного судоходства на озере и постройкой местной железнодорожной дороги, соединяющей курортные города Зальцкаммергута, местечко это привлекло к себе внимание столичной публики. Сюда стали приезжать туристы, а состоятельные господа из Вены начали строить здесь свои летние резиденции. Но даже в настоящее время число постоянных жителей не превышает четырех тысяч человек. Туристические справочники и путеводители основной достопримечательностью города считают то, что здесь родилась и жила до замужества мать великого Вольфганга Амадея Моцарта.

Не познакомиться поближе с Санкт Гильгеном было бы просто непростительно.

Св. Эгидиус со своей ланью

Городское кладбище прямо в центре
города, сразу за церковью

Булочная с крендльком и коронованными львами

 

Самое знаковое место Санкт Гильгена - кафе,
ресторан и кондитерский магазин 'Наннерль'

 

Наннерль со своим великим младшим братом
(художник E. J. Alphen, 1741-1772)

 

В Стамбуле, Вене или Санкт Гильгене
что может быть лучше чашечки кофе?!

 

Отель и гостевой дом "Кендлер". Именно
под этим большим деревом мы
познакомились с важным г-ном Николасом

 

Ратуша. Перед ней, естественно, Моцарт


Нотариальная контора

И даже Kultur Haus - Дом культуры!

 

Все так по-домашнему: устал - садись, подушечку
под спину подложи и отдохни

 

В Санкт Гильгене имя Наннерль гораздо
более знаменитo, чем имя ее матери
Анны Марии Моцарт

 

Интерьер кафе "Наннерль"

 

Мясной магазин при отеле "Кендлер" - еще одна
вотчина г-на Николаса

 

Как и в каждом маленьком городке здесь все рядом: ратуша с крошечной площадью, церковь с кладбищем, магазинчики, кафе, отели и гостевые дома. Даже Дом культуры встретился по дороге - своего рода сельский клуб по-европейски..

Неспешная прогулка по городу была приятной: полюбовались местной архитектурой, посетили магазинчики, купили домой всякие "моцартовские" шоколадки и сувенирные бутылочки с "моцартовским" шнапсом - как объяснили местные жители: "все натуральное, не подделка, а цена ниже, чем в Зальцбурге".

Но вот что привлекло глаз в самом центре, рядом с ратушной площадью: название "Наннерль". Так назывался магазин, кондитерская, кафе, ресторанчик и кюхен-бар - что-то вроде кулинарии, где можно было не только поесть, но и купить домашнюю еду на вынос. Все вывески "Наннерли" были украшены словно гербом изображением медальона со стилизованной женской головкой.

Любопытству моему не было предела, и я пошла искать информацию. И вот оно!

Наннерль - это домашнее прозвище Марии Анны (Марианны) Моцарт, сестры великого композитора.

У Леопольда Моцарта были гениальные дети: Наннерль, как и Вольфганг, была наделена большим музыкальным талантом. Будучи старше брата на четыре с половиной года, она уже в семь лет проявила незаурядные способности, была прекрасной исполнительницей на клавесине, а впоследствие овладела искусством игры и на фортепиано.

С самых ранних лет отец брал девочку с собой на гастроли, а когда чуть подрос Вольфганг, честолюбивый и тщеславный Леопольд стал возить своих необыкновенных детей по всей Европе, устраивая им концерты в Вене, Париже и других столичных городах.

Это были удивительные представления: маленький композитор и девочка-подросток - безукоризненный виртуоз-исполнитель.

Для маленького Моцарта сестра была идолом. Слушая наставления отца, которые тот давал, обучая Наннерль музыке, малыш Вольфганг с упоением погрузился в мир звуков и чувств, передаваемых через звуки. Он старался быть во всем похожим на сестру. Дети были настолько близки друг другу, что даже изобрели свой собственный мир, в котором они были королем и королевой, использовали для общения свой, придуманный, тайный язык. Став подростком, Моцарт в своих нежных письмах делился с сестрой интимными переживаниями, используя сексуальную игру слов, переходившую иногда в откровенную двусмысленность, так свойственную куртуазной эпохе XXVIII столетия.

Так продолжалось до тех пор, пока Наннерль не исполнилось восемнадцать лет. Согласно существовавшим в те времена правилам и устоям, девушка, достигшая брачного возраста, не имела право на публичные выступления. Вольфганг тоже взрослел, его гений рождал все новые и новые музыкальные произведения, молодой композитор стал известен всей Европе.

Моцарт написал довольно большое количество произведений для концертных выступлений Наннерль, включая прелюдию и фугу (Prelude and Fugue in C, K. 394. 1782 г.) В более поздние годы он пересылал ей в Санкт Гильген копии своих ранних концертов для фортепиано, которые были посвящены сестре.

А Наннерль? Наннерль все это время оставалась дома, в Зальцбурге. До наших дней дошли сведенья, что она тоже была не лишена композиторского дара - сохранились письма Вольфганга, в который он хвалил ее музыкальные опусы, однако Леопольд Моцарт категорически отвергал мысль о возможности женщины продолжить творческую карьеру и никогда более не произносил имени дочери в музыкальных кругах.

Более того, он даже не позволил дочери выйти замуж за человека, которого она полюбила и ответил отказом на его предложение взять Наннерль в жены. Вольфганг попытался вмешаться и выступить на защиту сестры, но тоже потерпел поражение. Свадьба не состоялась.

В конце концов Наннерль вышла замуж за судью Иоганна Батиста Франца фон Берхтольда цу Зонненбурга. Ей было на тот момент уже тридцать два года.. После венчания их семья обосновалась в Санкт Гильгене. Ее муж был дважды вдовцом, и Наннерль, помимо своих троих детей, воспитывала пятерых детей мужа. Супруги прожили в Санкт Гильгене почти восемнадцать лет, до самой смерти судьи Берхтольда. В 1801 году, овдовев, Наннерль с детьми и пасынками вернулась в Зальцбург.

Она прожила еще двадцать восемь лет. В последние годы здоровье ее сильно пошатнулось, к тому же, в 1825 году она ослепла. Незадолго до смерти ее посетила известная английская писательница и литературовед Мэри Новелло (Mary Victoria Cowden Clarke урожденная Novello, 1809–1898), которая в своих заметках отметила, что г-жа Берхтольд была "слепой, вялой, истощенной и слабой особой, она очень мало разговаривала и была абсолютно одинокой". По ошибке она подумала, что Наннерль бедна, хотя на самом деле бытовые запросы Наннерль просто были скромными и непритязательными; после смерти она оставила родным довольно большое состояние. Но самое главное Наннерль Моцарт оставила о себе добрую память, которую вот уже почти двести лет хранят старожилы Санкт Гильгена.

Ну а кафе появилось здесь намного позже. В промежуток времени, прошедший между эпохой Моцартов и появлением теперь уже довольно известного кафе, здесь стояла обычная фермерская усадьба, которая называлась Шобергут. Прабабушка нынешнего владельца, Михаэля Вайса, дама по тем временам весьма прогрессивная, купила ее и, проведя реконструкцию, превратила здание в первый таунхаус (городской дом) Санкт Гильгена. Тогда это выглядело довольно странно - здание не вписывалось в общую деревенскую архитектуру. Но время шло, деревня превращалась в город, как уже выше упоминалось, появились первые столичные дачники и туристы, и вместе с переменами старое поселение сельского типа начало приобретать новый облик. Но даже в те далекие времена в первом таунхаусе можно было позавтракать - на первом этаже был буфет. А в 1956 году дедушка и бабушка Михаэля Вайса превратили буфет в небольшое симпатичное кафе, которое и получило имя "Наннерль" в честь несчастливой сестры великого композитора. При всем уважении к матушке великого композитора, гильгенцы считают Наннерль Моцарт гораздо более важной персоной своего города. Сейчас перестройка здания продолжается. После ее завершения откроется еще и "Новая Наннерль", девиз которой все тот же: еще лучше, еще вкуснее, еще уютнее.. Но уже на новом, более современном уровне.

Но это еще не все. Перед тем, как мы покинули гостеприимный город у подножия Цвёльферхорна, судьба подарила нам знакомство с Очень Важной Персоной. С господином Николасом - именно так он и представился, протянув свою пушистую шейку, украшенную кожаным ошейником и медальоном с именем, должностью и телефоном. Ну да, да, конечно, должность (директор!) и телефон относились к месту "прописки" важного кота - отелю "Кендлер", расположенному буквально рядом с кафе "Наннерль". Но выглядел этот Николас так, словно это именно ему принадлежит и отель, и гостевой дом, а главное - мясная лавка, примыкающая к отелю и относящаяся к этому же комплексу.

Была середина дня, Николасу было жарко и скучно, поэтому он весьма благосклонно отнесся к путешественницам, присевшим отдохнуть под сенью развесистого дерева, растущего у входа в его отель. Он много чего намурчал мне на ухо, тем более, что мы с кошками всегда говорим на одном языке. Николас разрешил нам вдоволь себя пофотографировать, а когда и мы ему надоели, сердито мявкнул и, сказав, что порядочным горожанам давно пора обедать, отправился в отель с таким видом, будто собирается устроить разнос нерадивому персоналу. А мы, отдохнув и получив массу удовольствия от общения с Большим Начальником, отправились дальше. В Зальцбург.

 

Фото VIP Кота:

 

По обе стороны реки Зальцах

 

Ах, Зальцах! Еще одна зеленая австрийская река, по берегам которой раскинулся старинный город Зальцбург. Название города дословно означает "соленый замок" от латинского Salis Burgium. Нет, вода в Зальцахе пресная, а "соленое" название обусловлено тем, начиная с VIII века, городские власти собирали пошлину с барж, везущих груз соли. Взымание сбора за провоз грузов по водным путям было обычной практикой во многих европейских городах, расположенных на судоходных реках. Так сказать, предтеча одного из видов современных портовых сборов.

Как и других своих рассказах о путешествиях я не буду останавливаться на том, что можно прочитать в любом путеводителе и о чем заученно вещают неугомонные гиды. Блестки впечатлений, скупо выраженные в подписях к фотографиям, и попытка передать то музыкальное очарование, которым безусловно пропитан воздух этого удивительного города - вот цель всего изложенного ниже. Удалась ли она - судить вам.

Вот она, девятьсотлетняя Festung Hohensalzburg

..и вид с ее стен на город

Музей театра кукол - место абсолютно волшебное!

Так же, как и его обитатели

Среди них есть одиночные и парные фигуры,

а некоторые исполняют целые сцены из опер

Кафе "Захер" расположено в очень пафосном
отеле с таким же названием

Несмотря на свой затрапезно-дорожный вид, мы
там отметились. Капучино и кусок знаменитого
торта с милочкиными сливками - и усталости
как не бывало!

 

Музей Моцарта в Старом городе

 

Дом Моцарта в Старом городе

 

Памятник Вольфгангу Амадеусу Моцарту

 

Берлинская филармония

 

Берлинский концертный зал - еще один
"дом" великого музыканта

 

Герберт фон Караян за дирижерским пультом

 

Розы у пьедестала - знак вечной любви и памяти

 

 

И все-таки, все австрийские реки,
с которыми мне посчастливилось
познакомиться - зеленые!

Пешеходный мост Makartsteg соединяет
Старый город, расположенный на левом
берегу реки, и Новый город - на правом

В конце улицы Гетрайдегассе находится небольшая
площадь, носящая имя Герберта фон Караяна

Купол кафедрального собора снаружи..

и внутри

Снова Макартстег. Видны объявления о прокате
велосипедов и их стоянке - кто хочет, может
оставить cвой на время

Возле проката и стоянки велосипедов стоит
эта странная фигура. Кто автор и что было у
него на уме, выяснить не удалось. Я назвала его
памятником безумному велосипедисту..

 

Но охрана велосипедов может быть
и такой вот милой!

 

Дом Герберта фон Караяна на противоположном
берегу зеленой Зальцах

 

Памятник Герберту фон Караяну

 

Табличка об установке памятника, выполненного
скульптором Анной Хроми. 2001 год

 

Герберт фон Караян за дирижерским пультом

 

"Те, кто достиг всех своих целей, вероятно,
устанавливают их слишком низко.."

Герберт фон Караян

 

Караян и альпийский орел.
"Я вернусь на твоих крыльях.."

 

Первое, что видишь, попадая в объятья Зальцбурга - это очень древняя 900-летняя, крепость Хохензальцбург - Festung Hohensalzburg. Скромная обронительная стена, построенная в 1077 году архиепископом Гебхардом, своим превращением в огромное фортификационное сооружение и великолепную резиденцию обязана расточительному Леонарду фон Койшаху, последнему феодальному правителю города, управлявшему Зальцбургом с 1495 г. до 1519 г. Несколько веков крепость была резиденцией князей-архиепископов. В настоящее время она считается одной из самых крупных и хорошо сохранившихся европейских крепостей. Зрелище Festung Hohensalzburg представляет собой весьма величественное, но, на мой взгляд, очень уж мрачное..

Сейчас Festung Hohensalzburg - это культурный центр, включающий в себя целую группу музеев и концертный Золотой зал. В нем проходят ежегодные Festungskonzerte - "Концерты в крепости", в программах которых преобладают произведения великого Моцарта. Вообще же здесь запросто можно провести половину дня, бродя по крепостным валам и любуясь с высоты птичьего полета прекрасными Альпами, зеленой Зальцах, куполами и шпилями города.

Одной из изюминок комплекса по праву считается старейший в Европе музей марионеток. Он открылся в 1913 году. Кроме экспозиции марионеток, собранных со всего света, здесь были изготовлены свои, местные, куклы, изображающие действующих лиц популярных опер Моцарта. Их использовали для репетиций мизансцен оперных спектаклей, которые сопровождались аудиозаписями оригинальных исполнителей. До сих пор сохранились все куклы и музыкальные записи к операм "Волшебная флейта" и "Оберон, а также к бродвейскому мюзиклу "Звуки музыки", действие которого происходит в Зальцбурге. Сейчас все это доступно вниманию посетителей музея.

Зальцбург часто называют городом Моцарта, которого здесь ласково и немного по-панибратски называют "Вольферль". Наверно это справедливо, хотя в нем жили и творили множество творческих людей, оставивших заметный след в истории европейской и мировой культуры и науки. Не нуждающиеся в представлении музыканты Гайдн, Шуберт и Вебер, великий дирижер Герберт фон Караян, писатели Стефан Цвейг и Томас Бернхарт, ученый-физик Кристиан Допплер, впервые описавший явление, объясняющее световое различие двойных звезд, названное эффектом Доплера, философ Август Бебель, знаменитый автогонщик Роланд Ратценбергер, художник-декоратор Ханс Макарт, имя которого носят одна из площадей Зальцбурга и пешеходный мост, а также многие-многие другие. Словом, Зальцбургу есть чем и кем гордиться - наверно сам горный альпийский воздух располагает здесь к пробуждению и развитию человеческих талантов и способностей.

Но вернемся к музыке. Меня всегда занимал вопрос ее интерпретации музыкантом-исполнителем. Вот, к примеру, написал великий Вольферль некий опус. Он - автор, он изобразил нотами то, что звучало в его душе, билось в его сердце и откликалось во всем его, богом поцелованном, существе. Какова задача исполнителя этого опуса? Проникнуть в эту великую душу, почувствовать стук давно замолчавшего сердца? Как передать то, что возникло в результате божественного поцелуя? Можно ли добавить в эту музыку частицу своей души и сердца? Как отмерить величину этой "добавки"? Безумно сложно..

А если исполнителей целый оркестр? Почти невыполнимая задача стоит перед человеком, который должен взять на себя определение всех этих допущений, ответить на все вопросы и донести ответы на них до исполнителей, получив необходимый отклик от каждого. Перед дирижером. Наверно поэтому мне захотелось хотя бы кратко коснуться еще одного великого, родившегося в Зальцбурге. Это Герберт фон Караян.

Как два бриллианта они сияют напротив друг друга, разделенные рекой: Моцарт в Альтштадте, Старом городе, на левобережье, где сохранился и дом, где он появился на свет и жил, и музей, и площадь, украшенная его монументальной статуей, - и Караян, навечно расположившийся у порога своего дома в Нойштадте, Новом городе, на правом берегу зеленоглазой Зальцах.

Родившийся в 1908 году Герберт (полное имя Гериберт Риттер) имел смешанную кровь. Его предки по отцовской линии были греко-румынами, их настоящая фамилия звучала как Карояннис. Переселившиеся в Австрию примерно в то время, когда еще был жив Моцарт, прапрадед музыканта Георгиос Карояннис и его брат основали производство по пошиву одежды. Семейное предприятие процветало и быстро обрело популярность, вышедшую далеко за пределы Австрии. За свои заслуги братья были щедро награждены саксонским королем Фредериком Августом I, им был пожаловано дворянство, фамилию укоротили до Караян, добавив приставку "фон", обозначив ею полученный титул. Мать Герберта была родом из Словении, и по этой линии он находится в родстве с композитором Хуго Вольфом. После свадьбы родители Герберта поселились в Зальцбурге, где и родился будущий дирижер.

Еще с детских лет Герберт проявил себя как незаурядный пианист. С 1916 по 1926 год талантливый юноша учился в Зальцбургском Моцартеуме - одном из лучших в Европе университете, в котором изучалась музыка и драматическое искусство. К концу обучения учителя, поняв, что перед ними не просто музыкально одаренный юноша, но трепетная, тонко чувствующая натура, посоветовали ему специализироваться на дирижировании, и вот уже в 1929 году, в возрасте всего двадцати одного года, Герберт фон Караян впервые дирижирует оркестром при исполнении оперы "Саломея" Рихарда Штрауса. В 1933 году он дебютировал на Зальцбургском музыкальном фестивале с оперой Гуно "Фауст". Так началась его долгая дорога к славе.

В 1934, фон Караян впервые возглавил Венскую Филармонию, а затем был приглашен в качестве концертного дирижера симфонического оркестра в Аахене. Карьера Караяна резко пошла в гору после того, как в 1935 году он был назначен главным музыкальным директором Германии - самым молодым за все время существования этой должности. Одновременно он выступал как приглашенный дирижер в Бухаресте, Брюсселе, Стокгольме, Амстердаме и Париже. В 1937 он дебютировал в Берлинской филармонии и Берлинской государственной опере.

Время, на которое пришлось становление Караяна, было сложным, и эти сложности не обошли музыканта стороной. В 1933 году Караяну было предложено вступить в ряды нацисткой партии. И он согласился. Он вовсе не был убежденным нацистом, скорее его можно назвать конформистом: отказавшись, при таком полностью неарийским происхождением и женой, наполовину еврейкой, его, в лучшем случае, ожидал бы концлагерь. И конечно же пришлось бы навсегда забыть о выступлениях! А уезжать в Америку Караян не хотел. В 1944 году, потеряв остатки иллюзий в отношении нацистского руководства, тем не менее, Караян все-таки провел несколько концертов в проигрывающем войну Берлине, а затем они с женой бежали в Милан.

После окончания войны,в марте 1946 года Герберт фон Караян предстал перед австрийской экзаменационной комиссией по денацификации и, по результатам расследования, был оправдан. Вскоре он продолжил свою карьеру, однако еще не раз ему пришлось выслушать нелицеприятные высказывания в свой адрес, связанные со столь компрометирующим фактом его биографии.

В этом же, 1946 году, фон Караян дал свой первый послевоенный концерт в Венской филармонии, но дальнейшие выступления ему, как бывшему члену НСДАП, были запрещены советской комендатурой (Австрия была освобождена войсками Советской Армии). Только в октябре 1947 года, после снятия запрета, дирижер смог активно продолжить свою творческую деятельность.

И замелькали города и должности, успех сменялся успехом: художественный руководитель Музыкальной ассоциации в Вене, миланская "Ла Скала", членство в жюри музыкального фестиваля в Люцерне. Ярчайшим событием стала запись концерта только что созданного оркестра Лондонской филармонии, которым дирижировал маэстро. Эта запись до сих пор считается жемчужиной мировой музыкальной звукозаписи.

И наконец, год 1955-й. Герберт фон Караян был назначен музыкальным директором Берлинской филармонии, сменив на этом посту Вильгельма Фуртвенглера (Wilhelm Furtwängler, 1886–1954). Эту должность он будет занимать в течение тридцати пяти лет, практически, до конца своей жизни. Не теряет дирижер связи и с Австрией - с 1957 по 1964 годы он был художественным руководителем Венской государственной оперы. Караян был тесно связан с Венской филармонией и ежегодным музыкальным фестивалем в Зальцбурге. Там же, в Зальцбурге, Караян организовал еще один, так называемый, Пасхальный фестиваль, который также курировал до конца своей жизни.

Концерты, спектакли, записи.. Жизнь, заполненная творчеством, любовью и славой: у Караяна было три жены и две дочери, его удостоили государственными наградами за заслуги правительства Австрии, Италии и Германии. Музыкант и жесткий руководитель, плейбой и бизнесмен, муж и отец – все это грани неповторимого образа Караяна. После концерта для не было ничего лучше, чем сесть за руль любимого "Порше" и разогнать его до предельно допустимых скоростей. На яхте он управлял парусами как солистами своего оркестра, чутко реагируя на малейшее движение волн и ветра. Он взлетал в поднебесье на своем маленьком реактивном самолете, занимался грубоководными погружениями, поднимался на альпийские вершины и спускался с них на лыжах - все подчинялось ему так же, как дирижерская палочка.

При всем кажущемся гедонизме, Герберт фон Караян исповедовал философию дзен-буддизма, многие годы посвятил йоге и медитациям. Вдохновленный образами, найденными в своих медитациях, Караян оживлял чувственную паутину звуков, в которой беспрепятственно перемещался из одной точки временного пространства в другое, из эпохи в эпоху, от одной великой души к другой, словно считывая с них именно то, что они хотели выразить своей бессмертной музыкой. И передавал это нам.

Кто не только слышал Караяна в записи, но и видел его за дирижерским пультом, никогда не забудет этой встречи. Мне посчастливилось: один раз я ЭТО СЛЫШАЛА и ВИДЕЛА. В течение большой части времени он дирижировал, закрыв свои серо-голубые глаза, в то время как его руки нависали над оркестром, оказывая на музыкантов буквально гипнотический эффект. Малейшего жеста его кисти было достаточно, чтобы заставить оркестр немедленно откликнуться и сделать именно то, что необходимо. Связь между малейшими изменениями в темпе и его собственным сердечным ритмом, который колебался соответственно, была такой близкой, что он иногда не мог дирижировать слишком высокими звуками, поскольку его учащенное дыхание находились в противоречии с естественным движением музыки. Глядя на этого человека, вы видели молитву, медитацию, транс, измененное состояние сознания - все, что угодно, только не обычное дирижирование..

Последние годы жизни Караян много болел. Проблемы с сердцем усугубились операцией на позвоночнике. Дирижировать становилось все труднее и труднее, все больше отказывала нижняя часть тела - последние свои концерты он опирался спиной на специальную подставку-упор. И только прозрачные голубые глаза и порхающие руки творили чудо, называемое музыкой... Герберт фон Караян умер 16 июля 1989 года, ему был 81 год.

Как всякий буддист, Герберт фон Караян верил в реинкарнацию. Он говорил, что в следующей жизни хотел бы родится горным альпийским орлом, чтобы бесконечно долго парить над любимыми Альпами, слушая как растет трава, журчит вода в реках и ручейках, а снега ледников играют под солнечными лучами великую песнь жизни.

Вот и все. Альпийский концерт окончен. Но вот ведь, что интересно: уезжая из Зальцбурга водитель нашего автобуса решил доставить своим пассажирам удовольствие на прощанье, так сказать, украсить австрийский торт вишенкой. Он включил видеомагнитофон и поставил фильм Милоша Формана "Амадеус". Скорее всего, этого требовал тематический регламент путешествия. Но ведь давно известно, что музыка творит волшебство. Чем дальше мы удалялись от зеленых рек и высоких гор, приближаясь к равнинным чешским просторам, тем сильнее действовала музыка, которую творил на наших глазах Амадеус-Вольферль, страдая и смеясь, влюбляясь и пьянствуя, творя и умирая, создавая, сам того не ведая, нетленный памятник над своей безыменной общей могилой. Рукописи не горят..

Не хочется ставить точку, но надо - наше путешествие и так изрядно затянулось, а поэтому напоследок - только цветы, прекрасные цветы из сада дворца Мирабель, ведь у цветов есть удивительные свойства: утешать, радовать и дарить надежду, что все еще сбудется.

 

 

 

 

 

Prev

 

 


 

 

© 2002 - TopTropicals.com

Коммерческое использование материалов без нашего письменного согласия запрещено.
При использовании материалов ссылка на UKROP.info / TopTropicals.com обязательна.